Яна Рунгерд и Гольшанская Светлана. Мой мир фэнтези. Форум-клуб.
ГлавнаяРегистрацияВход
Яна Рунгерд Приветствую Вас Люди дорог | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Яна Рунгерд » Кристин и Эсме » Обмани судьбу . Глава 3. Первый шаг
Обмани судьбу . Глава 3. Первый шаг
DikarkaДата: Среда, 16/10/2013, 00:01 | Сообщение # 1

Мрачная королева
Группа: Посланники
Сообщений: 69
Награды: 0
Статус: где-то там
Глава 3. Первый шаг

   Эсме
   Утро застало нас в дороге. Я сидела позади Кристины, зябко ежась и надеясь, что скоро солнце поднимется и станет теплее. Куртка не очень помогала, потому что спросонья всегда холодно. Беонвен вчера хмуро выслушал опасения Кристин относительно выносливости своей кобылы, не привыкшей к длинным многодневным переходам, и теперь подозрительно косился на Рогнеду, не зная, чего от нее ожидать, и на Кристину, которая вчера заявила, что, если лошадь захромает, она ее не бросит.
   Поначалу ничего особенного вокруг не было, и я с трудом удерживалась в сознании, так сильно хотелось спать.
    Но, когда стало рассветать, сонливость как рукой сняло. Заря здесь была красивая: первые же лучи окрасили все вокруг густым теплым светом. Впечатление усиливала желтоватая кора деревьев, росших вдоль дороги. Из-за этого я чувствовала себя как в гигантской тронной зале с золотыми колоннами. Я порылась в переданной Дорвеном памяти, но не вспомнила их названия.
   Вскоре оказалось, что дом Беонвена стоял на возвышенности, а внизу овальной чашей расположилась долина. Почти по центру ее текла неширокая река. Дорога шла сначала параллельно ей, потом пересекала и, пройдя сквозь деревню, исчезала между холмов. На противоположной стороне жалась к невысоким лесистым холмам деревня.
   Я вертела головой, радуясь, что мы движемся неспешно. Кристина дразнилась, прикидывая, через сколько минут у меня должна отвинтится шея, но мне и вправду было интересно.
   Вдоль дороги тянулись огороженные поля, на свободных луговинах виднелись пятна выеденной скотом травы, тропинки, пробитые стадом.
   К деревне мы приблизились, когда солнце уже взошло. Возле одного из домов стоял запряженный в плуг конь. Плуг был почти такой же, как в учебнике истории, я даже улыбнулась этой мысли.
   По улице шли пастухи, им навстречу выпускали коров. Так что нам пришлось свернуть с дороги, ожидая, пока поток скота пройдет мимо. Жеребец Беонвена, как и вьючный мерин, мало обратили внимания на ревущее стадо, а вот Рогнеда вся подобралась, заволновалась. Однако, глядя на своих невозмутимых собратьев, понемногу расслабилась.
   Дома в деревне были сложены из камня, некоторые большие, некоторые до того маленькие, что казались игрушечными. Разглядывая женщин, провожавших коров, я удивлялась тому, какой одинаковой кажется одежда крестьянок: широкая синяя юбка до середины икры, рубашка и кофта или безрукавка. На головах платки. Интересно было бы посмотреть на праздничные наряды.
   Хозяйки косились на нас с любопытством, некоторые кивнули Беонвену, но не заговорили.
   Маг, дождавшись, пока осядет пыль, спешился у колодца, чтобы набрать воды.
   За деревней дорога шла неровно, петляя между холмами. Зато здесь на ней вполне могли разъехаться две телеги. Мы пустили лошадей рысью, и совсем скоро деревня скрылась из виду. Теперь на пути попадались поля и перелески, а людей совсем не было.
   Первый привал мы сделали довольно скоро. По нахмуренному лицу Беонвена я догадалась, что сам бы он никогда не остановился на отдых раньше обеда.
   На земле сидеть было еще холодно, да и не хотелось после нескольких часов в седле, так что мы пошли немного размять ноги. Беонвен был не против, только попросил далеко не уходить.
   Кристинка только кивнула ему, по уши увязнув в своих мыслях. Когда мы немного отошли, она внезапно очнулась и потянула меня за руку подальше от площадки, где Беонвен оставил лошадей. Воровато оглядываясь в ту сторону, Кристина прошептала:
   - Ты ему доверяешь?
   Я пожала плечами:
   - А что нам остается? Дорвен ему верит, значит, и мы будем.
   - Странный он какой-то.
   - Почему ты так решила?
   Мне пришло в голову, что Кристина с ним общалась побольше, чем я. Подруга сосредоточенно терла виски, собираясь с мыслями.
   - Вот, сама смотри: заявились к нему две девицы непонятные из другого мира. А он не только сразу не особо удивился, так и потом не слишком расспрашивал. Вообще никакого любопытства не проявил.
   - Может он от природы не любопытный?
   - Ну, извини, мало ли что Дорвен в письме написал? А он просто безропотно согласился: надо непонятную девчонку лечить -- значит надо. Собрался и поехал не пойми куда. Ненормально это!
   Мне это не казалось подозрительным, разве что чуть-чуть необычным. Поэтому я только снова пожала плечами:
   - Я не знаю. Но кроме Беонвена у нас здесь никого нет. Так что надо довериться ему. Выбора-то все равно нет.
   - Доверяй -- но проверяй. Ну и потом -- зачем его ищут?
   - Дорвен же тоже у нас не просто так оказался. Может, натворили чего. Ты же знаешь Данилу, он может.
   Кристинка согласно хмыкнула: уж кто-кто, а Данила-Дорвен точно мог натворить такого, что после пришлось бежать за край света.
   - Хорошо, это конечно пустые подозрения, я согласна. Но все равно, давай не будем расслабляться. У меня здесь есть только ты, больше никого. Беонвен же... не чисто с ним что-то, я чувствую.
   Мысленно тут же пожалев об этом, я сказала:
   - Кристин, ты же знаешь, твои предчувствия никогда не сбываются.
   Она обиделась. И, как всегда в таких случаях, резко свернула разговор, только кивнув:
   - Хорошо. Я тебе свои мысли сказала, просто имей это в виду. - И добавила себе под нос: - Но Беонвена я на чистую воду выеду.
   Судя по упертому выражению на лице, она не оставляла мысли уличить Беонвена во всех грехах. У меня же была твердая уверенность, что маг никогда не сделает нам ничего плохого. Я не стала говорить об этом Кристин - она совершенно не обладала предчувствием и моей интуиции тоже не верила. Так что это стало бы только поводом для спора. А ситуация была такая, что о разногласиях лучше пока забыть: не дома.
   Пока мы разминали ноги, маг внимательно осматривал кобылу. Когда мы вернулись, он как раз отпустил копыто, распрямился  и, довольно хмыкнув, бросил Кристине:
   - Хорошая кобыла. Думаю, она привыкнет. Ты говоришь, ее предки были кавалерийскими лошадьми?
   - Да. И она выросла в табуне. Просто у нас лошадей тренируют совсем иначе, для других целей.
   - Какие еще у лошади могут быть цели, кроме как возить седока?
   Кристина недовольно нахмурилась.
   - В нашем мире уже давно не ездят на лошадях просто чтобы попасть из точки "А" в точку "Б". Для этого есть другие средства передвижения. А лошадей держат для души. Ну, или для соревнований.
   Беонвен махнул рукой.
   - Ладно, ладно, верю.
   Позже Беонвен посадил меня к себе за спину. Сначала я стеснялась, но потом привыкла, тем более, что вел он себя совсем стерильно: как старший брат, без малейших намеков на большее.
   Так мы и ехали: медленно, с частыми привалами. Ночевать остановились рано, скорее всего тоже из-за нас. Хотя может быть и из-за того, что за весь день нам встретилась только одна деревня, даже скорее хутор. Увидев пего, Беонвен тут же свернул на узенький проселок, ведущий к единственной улице с четырьмя домами.
   - Что-то случилось? - Кристин поравнялась с нами, пользуясь тем, что жеребец Беонвена относился к Рогнеде совершенно без интереса.
   - Будем на ночлег устраиваться.
   - У тебя здесь знакомые?
   - Нет, просто попросим кого-нибудь пустить.
   Я удивилась:
   - И что - впускают?
   Теперь уже удивился Беонвен:
   - Конечно. Тем более - мы же не задаром.
   Кристина пожала плечами:
   - У нас бы и за деньги не пустили.
   Беонвен сказал нам оставаться у коновязи, а сам, стукнув один раз в дверь, вошел в дом.
   Кристина рассеянно поглаживала Рогнеду и оглядывалась:
   - Как думаешь, где тут можно ночевать? Что-то этот дом не выглядит слишком большим.
   - Не знаю, чего гадать - сейчас все сами увидим.
   Кристин была не права: дома по сравнению с теми, что мы видели в первой деревне, здесь были значительно больше. Тот, у которого мы остановились, имел даже мансарду. Но, судя по количеству народа вокруг, и тех, кого мы видели на полях и в огородах, вряд ли у них много свободного места. Наверное, будем ночевать в каком-нибудь сеновале.
   Беонвен вышел совсем скоро вместе с согнутым в три погибели дедком, который, однако, бодро вел беседу и сверкал на нас ясными цепкими глазами.
   - Значит, переночевать хотите и трое вас... И три лошади...
   Он явно набивал цену, но, если судить по лицу Беонвена, вряд ли в этом преуспел. После непродолжительных переговоров, Мальчик с Рогнедой и безымянным мерином отправились в конюшню. Кристина настояла на том, чтобы самой пойти проверить, куда поставят коней и как будут кормить, чем вызвала уважительное отношение дедка - видимо тоже любил лошадей, по крайней мере, конюшня у него был просто образцовая. После этого мы пошли располагаться сами.
    Я ошиблась. Нам отвели не сарай, а угол в ткацкой. Одеяла у нас были свои, а на подстилку хозяева дали три больших мешка, которые надо было набить сеном.
   Отчистившись от сена, которое умудрилось оказаться даже в укрытых платком волосах, я попробовала прилечь и нашла, что сенник вместо матраса не так уж и плох. Кристинка, попрыгав на своем, перетянула его поближе ко мне. Она внимательно оглядывала стены и пол.
   - Как думаешь - спины нам тут не продует?
   Я пожала плечами.
   - Кажется, сквозняка нет. Давай ляжем спина к спине - так точно не продует. И теплее будет.
   Беонвен положил свой сенник тут же, но даже присаживаться не стал, сразу же вышел.
   Ужинали мы в большой кухне.
   Кристин, дожидаясь, пока все зайдут, присела на край скамьи. Я рассматривала вышивку на шторках, когда поняла, что что-то не так.
   Две молодых бабы, сноровисто уставлявшие стол мисками, любопытно косились на нас, но не заговорили.
   Когда все было готово, пришел уже знакомый дед, его как оказалось звали Дечин, он тут был главным, и только после него все стали рассаживаться по местам соблюдая не очень понятный мнет со стороны строгий порядок. Видимо это имело для них большое значение: уж слишком напряженно домочадцы наблюдали, кого подвинут, чтобы посадить нас. В итоге я с Кристинкой уселись среди молодых девок, а Беонвена старик посадил подле себя. Выдержав молчаливое, но очень осязаемое возмущение, дедок успокаивающе поднял руки:
   - Я слышу плохо, и с господином путником через весь стол кричать не стану.
   Он и вправду весь ужин проговорил с Беонвеном. Все расспрашивал, не встречали ли по дороге чего интересного, и что слышно про новый мир с Видербеном. Часто за столом слышалась только неторопливая речь Беонвена, изредка прерываемая стуком чашек.
   Дедок и сам горазд был рассказывать. Дождавшись, пока Беонвен закончит говорить, дед Дечин спросил, неспешно, смакуя каждое слово:
   - А не слыхал ли ты, господин путник, был ли суд в столице? Думается мне, о таком все говорили.
   Беонвен пожал плечами:
   - А что за суд-то?  В Гордобе много кто судится.
   - Как? Вы не слышали разве? У соседей-то в Короши озаренные схватили черную магиню!
   Беонвен удивленно уставился на хозяина:
   - Давно? Я что-то не слышал.
   - Да нет, недавно совсем, только снег начал таять - тут еще и взяли. - Наклонившись ближе к Беонвену, как будто хотел сказать ему что-то на ухо, дед Дечин чуть тише продолжил: - Она-то преспокойно жила в дому старосты и измучила всю округу.
   Беонвен задумчиво разглядывал свои руки, было заметно, что что-то в новости его зацепило.
   - А давно появилась? И точно ли ведьма?
   - Дак а кто еще-то? Разве за кем попало пришлют целый клин озаренных? А появилась давно. Вон, Хоронши еще у нас не было, - он ткнул пальцем в сторону одной из молодых баб. - А ее старшому уже четвертый скоро будет.
   - То есть, года четыре назад?
   - Выходит так. Я года не считаю. А как магиня эта появилась, житься не стало. За околицу можно было выйти только при солнце. В сумерках по оврагам и сейчас бродят какие-то твари, точно говорю, нечистые. Все об этом знают, а староста округи не хочет писать в магическую коллегию, потому что уже три года как не платит им сбор.
   Кристину на этом месте разобрал кашель, подозрительно похожий на смех, да и мне пришлось срочно что-нибудь укусить, чтобы скрыть неумолимо растягивающийся в улыбке рот. Люди везде одинаковые.
   Дедок начал рассказывать еще что-то, а я огляделась. Впервые видела столько людей, явно бывших в близком родстве: большая их часть была просто на одно лицо, кроме нескольких женщин.
   Беонвен теперь был внимательным, даже кое-где расспрашивал старика, уточнял. То ли ему и вправду было интересно, то ли хорошо притворялся. Мы же были предоставлены сами себе: девчонки, сидящие рядом, ели быстро и молча, ни на что не отвлекаясь. Причина стала понятна совсем скоро: именно они первые поднялись и отправились в ткацкую, пока мужчины не торопясь доедали, говорили о чем-то, а старшие бабы начали убирать со стола.
   Дом затих совсем скоро: мужики, наговорившись, разошлись по постелям, молодежь ушла куда-то гулять. Только бабы, негромко переговариваясь, возились на кухне.
   Я уже почти заснула, когда услышала, как Кристин спросила у Беонвена, кто такие озаренные. Он, зевая, ответил:
   - Они следят за тем, чтобы маги соблюдали законы.
   - То есть сейчас озаренные -- это что-то вроде министерства магов?
   - Нет. Министерство - это Высшая магическая коллегия. Озаренные -- это ее отделение.
   - Вроде полиции?
   - Скорее тайной службы. Они, как правило, не афишируют свою работу. Разве что в случаях с показательными процессами.
   Я передернула плечами:
   - И что, все маги под колпаком?
   - В столичном округе контроль довольно строгий. Но чем дальше от Гордоба, тем меньше вероятность встретить озаренных. К тому же Коллегия не очень-то дает им зверствовать. В других странах так же.
   - Это хорошо.
   Беонвен хмыкнул:
   - На самом деле проконтролировать магов довольно сложно. Ведь, чтобы почувствовать запрещенную магию, надо быть довольно близко к тому, кто произнес заклинание. Коллегия же не может посадить по озаренному на каждый акр земли. Они жалобами больше занимаются, да какими-то нашумевшими случаями.
   Кристин, хмыкнув, перевела разговор к своей любимой теме:
   - То есть, ты поэтому говорил, что тебя пока не ищут? Они просто не знают про тебя?
   Беонвен не ответил, притворившись, что спит. Кристина, не дождавшись ответа, с размаху отпустилась на подушку. Стало совсем тихо, и я провалилась в сон.
   Так и начался наш долгий путь. Если бы не усталость, то путешествие было бы вполне приятным. Но с непривычки выдержать день в седле нелегко. Однако настоящий ад начинался наутро. Хозяйки сочувственно качали головой, видя за завтраком наши попытки размять затекшие мышцы и принять положение, в котором бы ничего не болело. Посмеиваясь, Беонвен доставал из сумки мазь, разогревавшую мышцы и немного снимавшую боль, однако, как только достаточно рассветало, мы двигались дальше в том же темпе.
   Прошло, наверное, дня три, прежде чем тело хотя бы немного приспособилось к новым условиям. Я и до того не слишком то печалилась трудностям дороги, а, когда ноющая боль покинула изнеженное тело, стала откровенно наслаждаться. Все-таки я была домашним ребенком, и ничего особенного со мной никогда не происходило. Теперь же судьба решила отыграться за все спокойные годы.
   Я бросила взгляд на привычно покачивающуюся впереди спину мага. Шел всего десятый день от нашего появления в этом мире, но я уже не могла представить время, когда мы с Беонвеном не были знакомы. Он был... особенным. Не каждый мог бы вот так, ради совершенно незнакомых девчонок, откровенной обузы, сорваться с места, все свое время посвятить помощи и обучению нас несмышленых премудростям жизни в мире Большой рыбы. Причем совершенно искренне - маг заботился о нас по-настоящему, как о родных, а не для вида, не потому что пообещал. Зря Кристина плохо о нем думала -- Беонвен никогда не давал для этого повода. Напротив, его грубовато-шутливая манера, без малейших натужных попыток понравиться, втереться в доверие, говорила о том, что он искренен с нами.
   Кристин
   И почему я всегда считала себя выносливой и сильной? Ноющая пятая точка, ноги и плечи быстро убедили меня в обратном. Беонвен откровенно забавлялся, глядя на наши кислые лица по утрам, однако исправно выдавал мазь, после которой боль не проходила, но становилась терпимой, а мышцы больше не напоминали камень.
   Ехали очень медленно, отчасти из-за нас, отчасти из-за кобылы, которой необходимо было привыкнуть. К счастью Рогнеда хорошо переносила дорогу. Не знаю, что бы я делала, если бы это было не так.
   Ночевать на улице, чего я опасалась, не пришлось: на пути попадалось достаточно деревень. Каждый день мы просились на ночлег в очередной деревне. Хозяева не слишком нам радовались, но пускали - здесь было не принято отказывать путникам в крове. За совсем небольшие деньги можно было купить еды. Пришлось привыкать спать на полу - на большее в деревнях рассчитывать мы не могли. По счастью дома, где мы ночевали, не напоминали страшилки из Интернета: и жители и их дома были чистыми, безо всякой паразитирующей живности.
   Прошла неделя, прежде чем мы достигли первой цели пути. Девиж оказался небольшим городком. Ну, то есть по моим меркам небольшим. В этом мире он был единственным крупным городом на целый округ.
   Центральную часть Девижа окружала беленая каменная стена, примерно в три человеческих роста, но сам город давно уже вырос из старых стен и широко раскинулся во все стороны.
   Мне понравился местный обычай красить дома в яркий цвет. В основном синий. Смотрелось очень симпатично. В тех деревнях, что мы проезжали, стены не штукатурили, и везде был только унылый серый камень.
   Беонвен, не доезжая городских ворот, свернул налево. Эсме поинтересовалась, почему мы не поехали в город. Маг махнул рукой на идущий вдоль реки ряд двухэтажных домов, некоторые из которых наполовину стояли на сваях прямо над водой:
   - Это район бань. Там есть хорошие гостиницы, ни к чему нам ехать в сам город: постой дороже, а бань нет. Их специально строят за городскими стенами, чтобы налог Девижу не платить.
   Я окинула себя взглядом и сморщилась. За неделю мы все изрядно пропылились, а уж пахли наверняка похуже, чем наши лошади. Мыться приходилось наспех, в ледяных еще озерах и речках, или поливая себе из черпака во дворе очередного крестьянского дома, так что никакой особой гигиены. Волосы, привыкшие к частому мытью, превратились в подобие шлема, да еще и стриженые пряди, которые вместе собрать было невозможно, перепутывались под вечно съезжающим платком, и к вечеру их было очень тяжело расчесать. Никогда не ждала с таким нетерпением, пока они отрастут. К моей зависти, Эсме просто уложила свои длинные волосы в узел и прикрыла платком, так что даже теперь прическа выглядела у нее вполне пристойно.
   Бани здесь были превосходные. К нашей огромной радости, Беонвен не поскупился, снял отдельную комнату для мытья. Никогда не была особо стеснительной, но общий зал для мытья стал бы испытанием. Быстро вымывшись сам, маг пошел на постоялый двор, а мы, с трудом дождавшись своей очереди, еще несколько часов отскребали с себя пыль и пот, отмокали, просто сидели и наслаждались теплом. И разговоры были ленивые, о всяких безделицах.
   После мы сидели, сохли, пили какой-то отвар. Я откинулась на высокую спинку кресла и блаженно протянула:
   - Ну вот, теперь я снова почувствовала себя человеком!
   Эсме промокала полотенцем влажные волосы. Беонвен уже высох и теперь задумчиво разглядывал суп в тарелке. Я поводила рукой у него перед лицом.
   - Ты есть будешь? Или ждешь, пока он с тобой заговорит?
   Беонвен сверкнул в мою сторону глазами, но промолчал. Мне так и не удалось вывести его из себя, маг даже ни разу не вспылил. И это немного пугало -- страшно быть во власти человека, который ведет себя как робот. Никогда не поймешь, когда его терпение закончится. За все время он оживал только пару раз - когда посмеивался над нами из-за того, что по утрам ни я, ни Эсме не могли сразу встать и ровно ходить. Глядя, как он подшучивает нами, я понимала, что все же, наверное, Эсме права. Мои предчувствия всегда были продиктованы скорее буйным воображением, чем реальными фактами. Вот и в этот раз я из обрывков слов и выражений лица состряпала невесть что. Но, на всякий случай, я решила еще понаблюдать.
   Еще меня сердило, что Беонвен возится с нами как с малолетками. Но я ведь не малолетка.  И хотелось бы, чтобы наш таинственный спутник, наконец, это заметил.
   После ужина я растянулась на кровати, Эсме читала здоровенную книгу, которую взяла из дома Беонвена. Что-то вроде местных мифов и легенд. Мне, честно говоря, это не очень интересно, да и обстановка к чтению не располагает. Поэтому я просто сидела и наблюдала за своими спутниками.
   Беонвен устроился на своей кровати с кошелем. Завтра мы собирались отправиться за покупками, и он что-то усиленно считал, делил монеты на неровные кучки, копался в сложенных бумагах.
   Наконец Беонвен посмотрел на нас.
   - Сразу предупреждаю, Девиж спокойный город, но и здесь хватает всякого ворья. Так что держитесь поближе ко мне. Когда будем выбирать лошадь - не показывайте, что вам кто-то понравился, а то заломят цену. Если вдруг потеряетесь, идите сразу сюда. Спрашивайте, как пройти к восточным воротам, а когда выйдете за стену - к баням госпожи Ронты.
   Он бросил нам по небольшому кошелю.
   - Это тоже на всякий случай. Там несколько монет и амулет. Если потеряетесь, по нему я вас найду. Так что никогда не расставайтесь с кошелем. Но амулет никому не показывайте. Мало ли что.
   Я нахмурилась.
   - Может, скажешь нам, чего так боишься? Ты-то про нас все знаешь. Тебя разыскивают эти... озаренные?
   - Я боюсь, что меня увидят и узнают. Или... впрочем, это неважно.
   Как же меня злили его отговорки! Я бросила:
   - Такая таинственность, просто куда бежать!
   Беонвен не стал отвечать.
   В ту ночь я впервые поняла, какое же наслаждение мягкая чистая кровать.


... Когда я устану от ласковых слов и объятий,
Когда я устану от мыслей и дел повседневных,
Я слышу, как воздух трепещет от грозных проклятий,
Я вижу на холме героев, суровых и гневных.
DikarkaДата: Среда, 16/10/2013, 00:02 | Сообщение # 2

Мрачная королева
Группа: Посланники
Сообщений: 69
Награды: 0
Статус: где-то там
   Эсме
   Кристин как всегда препиралась по любому мало-мальски ущемляющему ее свободу поводу, даже если он был надуманный. Я давно привыкла, Беонвен тоже быстро понял, что это невозможно пресечь, и проще не обращать внимания. Такой у нее характер, что ж теперь сделаешь.
   На рынок мы пошли рано утром. Пешком, чтобы не толкаться в толпе с лошадьми. Девиж оказался очень чистым городом. Честно говоря, я ожидала увидеть эдакую вонючую помойную яму и отбросы посреди дороги, как у нас и сейчас иногда можно увидеть. Но ничего подобного не было. В Новом городе широкие мощеные улицы переходили в небольшие площади, мы прошли мимо какого-то парка, перед многими домами были разбиты цветники. То и дело встречались отряды стражи в аккуратной красно-зеленой форме.
   На рынке было на что посмотреть. Одежда всех цветов, ткани, украшения, сбруя, оружие, кони, скот...
   Веселые торговки, привлекающие народ не только товаром, но и смехом, и крикливые тетки, настоящие базарные бабы, чередовались с купцами. Они тоже были совсем разными: и дородными, степенными, и совершенно обычными на вид людьми, и вертлявыми мелкими торгашами, за которыми нужен глаз да глаз, чтобы не надули.
   Мы с Кристин крутили головами по сторонам так, что впору шее заболеть. По счастью было еще рано и народа немного, так что потеряться или наткнуться на кого-то нам не грозило.
   Первым делом Беонвен потянул нас к одежде. Это было так интересно - у нас же почти ничего не было. Так что через некоторое время у каждой в руках оказался увесистый сверток "приданного". Беонвен должно быть был довольно богат - сумма за покупки набиралась приличная, однако он даже не пытался сэкономить.
   Одежду здесь носили куда свободнее, чем мы привыкли. Наверное, на целых два размера больше, чем я бы взяла дома. Поначалу это казалось жутко неудобным, особенно из-за нижних штанов и сорочки, но мы уже приспособились, и оказалось, что так очень даже неплохо. Что интересно - несмотря на большое количество закрытой одежды и теплую погоду, было совсем не жарко. Наверное, потому что ткани все натуральные.
   Я выбрала себе рубашку сочного синего цвета с коричневой вышивкой по вороту и вторую бледно-голубую с черной вышивкой. К ним пару штанов, темно-синего цвета, два комплекта нижней одежды. Кристин подошла яркая темно-голубая и синяя рубашка. Носили их здесь под пояс. Чем-то по покрою рубашки напоминали косоворотки - как в кино про революцию, только ворот открытый, без стойки, хотя я видела на прохожих и стоячие воротники. Вырез украшали вышивкой, или обшивали тесьмой. Сверху одевали куртку, свитку или плотную жилетку. Под них - штаны, которые убирали в сапоги или высокие гольфы под ботинки. Как по мне - очень даже красиво, а, главное, удобно. Носили такую одежду в основном мужчины, но и женщины в штанах и рубашках встречались, так что на нас не косились. Что удивительно - одежда у всех была практически одинаковая, но, тем не менее, она не повторялась, и вариантов имелось множество. Иногда толпа расступалась, и мимо проходил какой-нибудь богач. Там, конечно было на что посмотреть: и золотое шитье, и камни, и меха встречались.
   Куртка у меня уже была, не новая и немного широкая в плечах, но мне нравилась. Кристин вместо жилетки или куртки выбрала свитку из какой-то плотной ткани, на подкладке.
   Беонвен подобрал нам по тяжелому плащу с капюшоном. Маг сказал, что он их заколдует, чтобы не промокали, сдерживали и тепло и холод.
   Вместо носков в сапоги здесь одевали длинные гольфы, очень плотной вязки и... портянки. Когда Кристин еще дома у Беонвена первый раз увидела портянки, возмущению ее не было предела. Я же этот "предмет" одежды уже носила у бабушки: когда в лес надо было надевать сапоги, всегда наматывала портянки, чтобы ноги не сбить. Так что даже радовалась этой вещичке: уж очень с ней было удобно.
   После настала очередь покупать обувь. Сапоги Кристин оставила свои - они не слишком выделялись, а мне купили новые - коричневые, высокие, под самое колено, с толстой кожаной подошвой. И еще туфли. Женские туфли здесь шили мягкие, на тонкой подошве, похожие на мокасины, только аккуратнее. На прохожих мне, правда, попадались и совсем другие - остроносые, расшитые цветными и серебряными нитками, на деревянных каблуках. Но видимо их шили на заказ, потому что я нигде не видела, чтобы они продавались. Впрочем, вряд ли бы я захотела такие носить.
   Но больше всего из покупок мне почему-то понравился ремешок. Рубахи здесь подпоясывали тонкими - сантиметра полтора-два ремнями, они украшались бляшками, или были плетеными из кожаных полосок или тесьмы. Мне достался коричневый, в тон сапогам, а концы ремня украшала плетенка из тонких полосок кожи с медными подвесками на концах. Сразу же я подвесила на него кошель, ножик и, чтобы уравновесить, флягу с водой.
   Сложнее оказалось с платьями. Торговка все старалась выложить наверх те, что подороже, цветные, надеясь, что нам что-то понравится, и мы уговорим своего спутника раскошелиться. Беонвен еще в гостинице сказал, что платье должно быть нарядным, но не слишком броским, так что лучше всего было выбрать что-нибудь синее.
   Фасон казался знакомым, напоминал платья дам позднего средневековья, и, одновременно, не совсем таким. Верхняя часть платья довольно плотно облегала тело, иногда под грудью или на боках вшивалась шнуровка. Вырезы были самые разные, но не очень открытые. Юбка шла от талии, расширяясь книзу. Я видела и несколько платьев с заниженным поясом, тогда юбка от бедер шла уже сразу довольно широкой, мягкими волнами. Длина платья, как я поняла, зависела от статуса носившей его - у благородных подолы мели пол, остальные носили так, чтобы платье не мешало ходить и не грязнилось о землю. Под платье надевали рубашку, у многих ее вышитый край выглядывал из выреза, или между шнуровкой.
   Мне было совестно просить что-то - ведь платил Беонвен - но из разложенного на широченном прилавке товара глаз выхватил одно платье лилового цвета, небольшой треугольный вырез украшала вышивка из ниток цвета слоновой кости и черных. Такая же вышивка шла по подолу и краю рукавов, собранных на запястье широкими плотными манжетами.
   Я присматривала другое платье среди синих, когда Кристин, которая, в стремлении достать Беонвена, в сторону синих платьев даже не смотрела, с радостным восклицанием вытащила травяно-зеленое платье с широким округлым вырезом и зеленой же вышивкой. Ей, темно-рыжей (по версии Кристины, волосы у нее были каштановые), такое платье подходило до невозможности хорошо. Беонвен ничего не сказал, только усмехнулся. И кивнул мне.
   - Тащи уже то лиловое, не стесняйся. Все равно вам еще не скоро представится возможность раскошелить меня - больше в города мы заезжать не будем. А лошадь тебе купим за счет Дорвена, а то навязал мне тут, понимаешь, веселую парочку, а сам сидит себе и в ус не дует.
   Кристин рассмеялась, глядя ему в глаза. Она уже несколько дней заигрывала с магом. А когда не заигрывала, то пыталась вывести его из равновесия. Подруга говорила, что нормальный человек не должен так себя вести, и она хочет увидеть, какой он на самом деле. По счастью, Беонвен пропускал намеки мимо ушей и не обращал внимания на то, как Кристин старалась его коснуться, плечом, прижаться грудью, бедром. И не раздражался на все ее подковырки, чем очень злил Кристину. Мне было неловко смотреть на это - подруга никогда не была легкомысленной, хотя многие думали иначе из-за ее поведения. Просто Кристин была упряма. А еще я боялась, что однажды Беонвен примет ее заигрывания всерьез. И это здорово все усложнит. Или маг все же выйдет из себя, и они наговорят друг другу непростительных слов. И хорошо, если только наговорят.
   Мы покинули ряды с одеждой, и пошли вглубь рынка. Беонвен купил нам пару небольших складных ножей, иголок с нитками, много разной мелочевки, нужной в дороге и кошели теперь заметно оттягивали пояс. Что больше всего удивило - иголки и совсем скромные ножики стоили столько же, сколько вся одежда. Я спросила об этом у Беонвена. Он объяснил, что руда есть только на островах, принадлежащих Уонерду. А обрабатывать ее до высококачественной стали умеют только в Видербене и больше нигде. В то время, как уголь, необходимый для выплавки стали есть или в лесистом Тенуре, или в горах Орбу. И каждая из стран не стеснялась драть за свои товары три шкуры.
  
   Уже не в первый раз я невольно завидовала предусмотрительности Беонвена. Он подумал даже о том, о чем и знать не должен был. Мы не сразу поняли, что требуется, когда он подтолкнул нас в сторону лавки "дамских товаров", заявив, что туда зайдет только в виде зомби по приказу мага.
   Когда я и Кристина дружно пожали плечами и с глупым выражением лица, почти синхронно спросили, а что там надо купить, парень, совершенно не стесняясь, объяснил, что, поскольку мы девушки взрослые и он очень надеется не беременные, то через некоторое время нам могут понадобиться некоторые специфические дамские принадлежности. Примерно на этом месте Кристин почти сравнялась цветом со своими волосами и молча двинулась вперед. Я задержалась.
   - И откуда такие познания? Ты же говорил что не лекарь?
   Маг в ответ забавно скривился.
   - Ну, знаешь, Эсме, у меня были сестры, да и с девушками приходилось дело иметь. Я же не слепой.
   Оказалось, что, хотя маги здесь и не любили тратить свой дар на всякие бытовые приспособления, женщины-маги все же соизволили немного поработать и создали нечто, по общему смыслу подозрительно напоминающее наше местное, земное, крылатое изделие. Только теперь я сообразила, что, если бы не изобретательность магов, мы бы попали в не слишком приятную ситуацию буквально через пару недель.
   В лавке помимо всяких снадобий еще продавали белье. Было трудно оторваться от рассматривания выставленного на витринах и от эскизов, по которым можно было заказать вещи, но, не дождавшись моего участия, Кристина сама покончила покупками и вытащила меня наружу.
  
   Когда все по списку было закуплено, мы пошли в сторону конных рядов. И тут-то произошло то, чего Беонвен не предвидел. Случился торговец украшениями, заколками для волос и прочей прелестью, которую мужчины гордо именуют дребеденью. Не то чтобы мы хотели очень купить что-то, но посмотреть было на что, а сорочья сторона женской натуры у меня была развита сильно, да и Кристина никогда не отказывалась от возможности поглазеть на всякие интересные вещички. Мы долго бы еще там простояли, но Беонвен быстро оценил масштаб трагедии и, нагло подкупив нас, чуть не силой утащил от лотков. Надо сказать, он отделался малой кровью - залогом его спокойствия стал набор медных с зелеными бусинами на концах заколок для местной высокой прически, от которого не смогла оторваться я, и медный же кулон с большой "каплей" синего стекла для Кристин. Собственно мы и не просили - мы-то просто посмотреть подошли, так что угрызения совести меня не мучили. Кристин они и подавно не тронули. Правда смотрела она на бедного мага, пока он высказывал свое предложение, как на подопытную крысу. Беонвен и вправду, за все время только второй раз повел себя как живое существо, а не идеальный механизм, все знающий, все умеющий, все предвидящий, но совершенно неэмоциональный.
  
   Конная часть рынка захватила нас с головой. Лошадей продавали неимоверно много, я столько за всю жизнь не видела. Дух захватывало, а глаза грозили убежать, пробы посмотреть поближе. И толстых тяжеловозов, с мохнатыми ногами, и тяжелых боевых коней, и тонконогих верховых, и небольших крепконогих то ли лошадей, то ли пони, и обычных рабочих коней.
   Беонвен уверенно шел вперед, быстро окидывая взглядом лошадей и торговцев, но не останавливаясь. Уже половина конных рядов осталась позади, когда, наконец, он решил, что мы на месте.
   Я хмыкнула. Кристин тоже оглядывала небольшой табун торговца с пониманием. Все кони у него были среднего роста, сухие, высоконогие, округлые, по сложению чем-то похожие на наших дончаков восточного типа. И явные родственники обоих коней Беонвена.
   Торговец не спешил, как другие нахваливать товар: тот в этом не нуждался. Я, пока Беонвен о чем-то говорил с хозяином лошадей, прошлась вдоль коновязи.
   Лошади с интересом смотрели на меня. Все кроме одной кобылы. Та, навострив уши, наблюдала за переговорами Беонвена со своим хозяином. И, только когда я остановилась напротив нее, обратила свое внимание в мою сторону. Кобыла была черная, как уголь, с каплевидной звездочкой на лбу. Она наклонила ко мне голову, принюхалась, и снова повернулась в сторону Беонвена. Но одним ухом продолжала "следить" за мной.
   Беонвен подошел ближе.
   - Присмотрела кого?
   - Я же в лошадях не очень разбираюсь.
   Я слукавила. Мне понравилась вороная. Обычно мне нравились лошади совсем другого типа, крупные, широкотелые, похожие на продающихся рядом боевых коней, а не такая точеная, не очень высокая, с тонкой длинной шеей, как эта кобыла. Но было в ней что-то такое, что мимо не пройдешь. Поняв молчаливый намек, Беонвен подмигнул мне, внимательно осмотрел ее и еще нескольких коней.
   Потом попросил хозяина вывести их на утоптанную площадку перед рядами. На вороную он указал после трех или четырех других. Каждую лошадь маг долго ощупывал, осматривал, заставлял помощника торговца вести их шагом, рысью, только что на зуб не пробовал. Притом с таким лицом, будто купец еще и приплатить должен за свой товар. Продолжалось это долго, Кристин уже начала нервно переминаться с ноги на ногу, когда Беонвен, наконец, всем своим видом показывая, что делает одолжение, попросил поседлать вороную.
   Сам он садиться верхом не стал, предложил попробовать лошадь под седлом мне. Когда я уже вставляла ногу в стремя, маг спросил:
   - Ты ездить умеешь?
   Я красноречиво посмотрела на него.
   - Ты бы еще завтра спросил. Умею. Но не очень хорошо.
   Ход у лошади оказался невероятно удобным, а сама она мягкой, отзывчивой на повод. Я старалась не показать, как хочу ее себе, но, должно быть, у меня не очень получилось.
   После Беонвен снова осматривал кобылу, еще более придирчиво. И издалека так завел разговор о цене. Сумма, которую назвал торговец, была настолько огромной, что в голове не укладывалось - я успела уже привыкнуть к местным деньгам и могла оценить "щедрость" купца. Торг был не слишком зрелищным, без театральных эффектов, но Беонвен, говоривший тихо, много и нудно, судя по всему, заплатил именно столько, сколько хотел, чем сильно огорчил торговца.
   Наконец, все было закончено, и маг отдал мне поводья. Узда была красивая: из темной кожи, украшенная медными накладками, а на налобнике висели тонкие подвески, тоже медные, которые нежно звенели при движении. Седло он купил чем-то похожее на строевик, не новое, и совсем простое, но подперсье и подхвостник были украшены такими же накладками, как и уздечка.
   Еще он поменял Кристинино седло, очень ему не понравившееся, зато здорово впечатлившее торгашей, на такое же, как у меня, только черное.
   Я вела Галку - так решили назвать вороную - в поводу и никак не могла поверить в то, что детская мечта о своей лошади сбылась таким странным способом.
   На выходе мы купили пирогов с луком и яйцами и не спеша пошли в гостиницу. Кобыла оказалась очень спокойной - она не пыталась сопротивляться и вырываться, послушно шагала за мной, не пугаясь криков, стуков, мелькания яркой одежды, звона кузницы. Только смешно пучила глаза, крутила ушами во все стороны и, иногда, когда было совсем страшно, приседала на ноги, однако справлялась с собой и шла дальше.
  

... Когда я устану от ласковых слов и объятий,
Когда я устану от мыслей и дел повседневных,
Я слышу, как воздух трепещет от грозных проклятий,
Я вижу на холме героев, суровых и гневных.
DikarkaДата: Суббота, 19/10/2013, 01:04 | Сообщение # 3

Мрачная королева
Группа: Посланники
Сообщений: 69
Награды: 0
Статус: где-то там
   Кристин
   Было еще довольно рано - едва минул полдень, так что в гостинице мы только пообедали. Беонвен объявил, что пару дней побудем здесь - лошадям надо отдохнуть - впереди большой переход. Сказал он это так, что стало понятно: если бы не лошади, отдыха бы мы не увидели.
   После обеда путь наш лежал в Старый город. По дороге Беонвен рассказывал про Девиж, он хорошо знал и сам город и его историю. Оказывается Девиж раньше стоял на границе. Потом в соседней стране, маленькой Довате, прервалась королевская династия и король Синего королевства предъявил свои права на трон Доваты, поскольку приходился последнему королю племянником. Совет королевства принял его как правителя - у них как бы и выбора не было. Единственная альтернатива - гражданская война между претендентами на трон и, одновременно, война с Синим королевством. Впрочем, гражданская война все равно была, но уже в гораздо меньших масштабах.
   Теперь Девиж был столицей одного из округов - это что-то вроде наших областей.
   День прошел здорово. В Старом городе было на что посмотреть. Здесь жила знать и богачи, располагались здания разных ведомств, дворец главы округа, здание Совета округа, окружного суда.
   В отличие от более бедных кварталов, тут каждый дом стоял особняком от других. Было заметно, что хозяева старались выделиться, блеснуть - постройки стояли одна другой красивее. В Старом городе не было никакой яркой штукатурки - только благородные пастельные оттенки. Фасады украшала каменная резьба, барельефы, горельефы, колонны. Ворота "сторожили" львы, еще какие-то чудовища грозно скалились с постаментов. За коваными решетками прятались вычурные парки.
   Я видела, что не одни мы приходили в Старый город, посмотреть на дворцы - то и дело встречались компании, глазеющие на очередной архитектурный шедевр.
   А еще на улицах было много стражи. Они безразлично скользили взглядами по любопытным и проходили мимо. Как объяснил Беонвен, такие вот любопытствующие как мы, в крупных городах были нормой. Даже некоторые из других городов приезжали. Владельцы домов иногда позволяли осматривать свои парки, когда сами были в отъезде. А стража только следила, чтобы на улицах не толпились совсем уж оборванные и подозрительные люди.
   Самым древним зданием в Старом городе считался Совет округа. Сразу было видно, что это строение из другой эпохи: здание было грубым и массивным, с толстенными стенами. Окна утопали в стене на целый метр. По углам высились четыре башни с конусообразными черными крышами. От камней веяло древностью.
   - Это часть старой крепости, от которой и начал расти город. Последнее кольцо обороны. Вот здесь, - Беонвен провел рукой полукруг вдоль стен, - был ров, а к воротам вел только узкий подъемный мост.
   Эсме, любитель всяких развалин, зачарованно разглядывала ворота, обомшелый темно-серый камень над которыми был посечен, а по центру из более мелких камней складывалось довольно грубое изображение то ли заходящего, то ли восходящего солнца.
   - Это знак Старого бога. Раньше здесь поклонялись солнцу. -  Ответил Беонвен на ее вопрос.
   Я удивилась.
   - И его оставили после прихода новой религии?
   - Конечно, а что такого? Наша вера изменилась, но заслуг солнца никто не отрицает. Просто мы поняли, что Солнце - это не бог. Потому что солнце - вечно, а боги нет. Ведь, что бы стало с нами, случись с солнцем то же, что с богами, утратившими силу?
Эсме наконец оторвалась от ворот.
   - А что с ними случилось?
   - Боги, которым больше не поклоняются, утратившие свою силу, растворяются в этом мире, отдают ему свою жизнь. Появляются новые боги, потом и они пропадают. Это жизнь. А солнце - не бог, оно не может раствориться в мире, который в него больше не верит. Ведь и не верить в солнце никак нельзя.
   Опять философия. А вот почему боги их появляются и исчезают мирно, без войн веры, я так и не поняла...
   Устав, мы пошли в общественный парк - да-да, местная цивилизация уже и до такого дошла - уселись напротив фонтана и просто молчали, глядя на воду. После недели, проведенной на пыльных дорогах, зеленый парк казался раем. Да, в Девиже было на что поглядеть, это не деревеньки, что так нравились Эсме. Я, в отличие от нее, не способна замирать от восторга, завидев какую-нибудь вышивку или особым образом повязанный платок. Вот Девиж -- совсем другое дело. Здесь даже был театр. Правда, это развлечение не предназначалось для простых людей. Низкородные довольствовались скоморохами, бродячими певцами, циркачами и артистами. Беонвен пообещал, что мы сходим на них поглядеть завтра.
   Было странно, что он не упоминал об основной цели приезда в город - ведь в Девиж мы ехали не за покупками вовсе и не погулять по паркам.
   Я искоса поглядывала на Беонвена. Совершенно не приглянувшийся мне в первую встречу, теперь маг казался даже красивым. Чем больше я его узнавала, тем больше он мне нравился. Подозрения, когда-то бывшие такими реалистичными, с каждым днем казались мне все менее обоснованными.
   Правда в его поведении все равно оставалась какая-то непонятная мне противоречивость. Обычно довольно замкнутый и неэмоциональный, иногда он показывался совсем с другой стороны - смешливым, способным на розыгрыши, добрым, даже мягким человеком. Эсме считала, что с ним произошла какая-то скверная история и теперь Беонвен закрывается от людей. На всякий случай. Не знаю. Тут Эсме виднее - она сама та еще улитка в раковине.
   После того, как ноги перестали гудеть, мы пошли дальше. Ходили до самых сумерек. А, когда стали зажигаться фонари, Беонвен отвел нас в какую-то харчевню. Оказалось, там по вечерам пел знаменитый бард. Музыка была своеобразной, но мне понравилась. Особенно смешные, на грани приличий, задорные песни, под которые на свободном от столов пространстве танцевали пары. Мне тоже хотелось попробовать, но маг танцевать явно не собирался.
   Эсме
   Я уже начала подремывать: на полный желудок, да еще и под музыку, усталость обернулась сонным зельем. Просто оскорбительно бодрая Кристинка, пребывавшая в прекрасном настроении, в который раз намекнула, что хотела бы потанцевать, а Беонвен в который раз притворился, что намеков не понимает. Потом из компании танцующих выскочил молодой, богато одетый парень и предложил Кристине составить ему пару. Он неуверенно посмотрела на Беонвена. Тот, бросив тяжелый взгляд на чужака, кивнул. И завертелось. За те несколько часов, что длились танцы, Кристина присела только пару раз. Девушек не хватало, даже меня разбудили и несколько раз вытащили в круг. Никогда не любила танцевать, но уж очень заразительно играли музыканты, да и общая атмосфера была будоражащей так что мне впервые это понравилось. Что меня порадовало - даже изрядно набравшиеся посетители вели себя вполне прилично.
   Вконец разойдясь, раскрасневшаяся, насквозь мокрая, Кристина вытащила упирающегося Беонвена танцевать. И не отпускала. Да он потом и не рвался - оттаял и весело смеялся, когда пары собрались огромным хороводом в несколько рядов, пытаясь перетанцевать друг друга. Кристина, пусть и в простой одежде, мужского кроя, была сегодня особенно красива: рыжие волнистые волосы так и летели от каждого движения, глаза сверкали, щеки горели.
   А потом настал момент... Внешне все было пристойно, но по сути... Один из танцев, довольно медленный и непривычно-степенный, заканчивался поцелуем. Ну, точнее, поцелуем он должен был заканчиваться, но большинство пар просто замирали совсем рядом, однако, не касаясь друг друга. И вот, когда Беонвен замер напротив Кристины, близко-близко, глаза в глаза, между ними промелькнуло что-то... Может, кто другой и не заметил бы ничего особенного, но я прекрасно видела, как Кристина медленно выдохнула, приподнимая лицо как для настоящего поцелуя, как она смотрела магу в глаза, как медленно-медленно исчезала с ее лица улыбка.
   Мгновения спустя Беонвен резко отступил назад, предоставив Кристине выбрать кого-то из подошедших к ней мужчин для следующего танца, а сам направился к столу. Судя по лицу, он был очень недоволен. Неизвестно только, собой ли, ситуацией ли в целом.
   Я сделала вид, что ничего не заметила, спросила что-то незначительное и опять повернулась к сцене.
   Что удивительно, Кристина, до этого усердно добивавшаяся внимания такого рода от Беонвена, будто сама испугалась достигнутого результата и с той самой минуты мага не трогала совсем. Даже не смотрела на него лишний раз.
Была уже глубокая ночь, когда мы медленно побрели к своей гостинице. На улицах Старого города было тихо, только изредка встречались такие же полуночники, да стража. А вот Новый город мы прошли очень быстро - можно было нарваться на воров или благородных выпивох, что развлекались, пугая и избивая полуночников. Беонвен даже попросил нас спрятать волосы под капюшон, чтобы не привлекать лишнего внимания.


... Когда я устану от ласковых слов и объятий,
Когда я устану от мыслей и дел повседневных,
Я слышу, как воздух трепещет от грозных проклятий,
Я вижу на холме героев, суровых и гневных.
Форум » Яна Рунгерд » Кристин и Эсме » Обмани судьбу . Глава 3. Первый шаг
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017

  Яндекс.Метрика